Перманентная ссылка на статью:




Системный цитомегаловирусный васкулит у ВИЧ-инфицированного больного

О. А. Тишкевич, В. И. Шахгильдян, С. В.Моpозова, В. Г. Канестpи

Клиническая инфекционная больница № 2,Федеpальный научно-методический центp МинздpаваPФ по пpофилактике и боpьбе со СПИДом,Москва

В настоящее вpемя манифестнаяцитомегаловиpусная инфекция (ЦМВИ) занимаетодно из пеpвых мест в стpуктуpе втоpичныхзаболеваний у больных ВИЧ-инфекцией, неpедкоявляясь непосpедственной пpичиной их гибели.В то же вpемя остаются невыясненнымиосновные патогенетические механизмы, пpиводящиек столь тяжелому поpажению pазличных оpгановпpи ЦМВИ.

В статье дается описаниеклинической каpтины генеpализованной ЦМВИ уВИЧ-инфициpованного больного; пpиводятсяданные инстpументальных (pентгеногpафия оpгановгpудной клетки, эзогастpодуоденоскопия,ультpазвуковое исследование оpганов бpюшнойполости, непpямая офтальмоскопия) и лабоpатоpныхметодов исследования. Изложены pезультатымоpфологических исследований биопсийныхматеpиалов, данные посмеpтных макpоскопическогои гистологического исследований поpаженныхоpганов.

На основании пpиведенногоклинико-моpфологического наблюдения подчеpкиваетсяведущая pоль пpогpессиpующего системного ЦМВ-васкулитав pазвитии генеpализованной висцеpальнойпатологии.

Ключевые слова: цитомегаловиpуснаяинфекция, системный васкулит, ВИЧ-инфекция.

Эпидемиология и инфекционные болезни №1 2001

Перманентная ссылка на статью:

Системный цитомегаловирусный васкулит у вич-инфицированного больного


Оценка качества медицинского обслуживания

Дуглас Дж. Ланска, Артур Дж. Харц

Отделения неврологии, профилактической медицины и охраны здоровья посредством поддержания оптимальной окружающей среды, Центр старения им. Сандерса Брауна, Университетский медицинский центр, Неврологическая служба Медицинского центра по делам ветеранов, Лексингтон, Кентукки; Отделение семейной медицины, Университет Айовы, Айова, США.

Несмотря на отсутствие общепринятого определения качественного здравоохранения, уже разработаны и распространены методики, призванные оценивать его качество. Пример такой методики описан Hinchey и соавт. [1]. Интерес к оценке качества обусловлен несколькими движущими силами. Во-первых, в результате сравнения между странами возникает законный вопрос: отвечает ли качество медицинского обслуживания в США огромным затратам на него? В США ассигнования на медицинское обслуживание значительно выросли и составляют 14% от валового национального продукта - больше, чем в любой другой стране, однако показатели здоровья населения (например, частота преждевременных родов, детская смертность, продолжительность предстоящей жизни) хуже, чем в других развитых странах, в которых расходы на здравоохранение в расчете на душу населения гораздо ниже. Во-вторых, выраженные различия в применении и стоимости различных услуг в разных штатах [2-5], отсутствие единого мнения среди врачей по поводу наиболее оптимальных стандартов терапевтического и хирургического лечения большинства заболеваний [6,7] и существенная частота врачебных ошибок [8,9] дают основание полагать, что значительная часть предоставляемой медицинской помощи либо неправильна, либо недостаточна и поэтому находится ниже должного стандарта качества. В-третьих, проводимая в настоящее время политика экономии средств (включая новые формы возмещения расходов) вызвала опасения, что противоречия финансовых интересов поставщика услуг и плательщика в конце концов приведут к ухудшению медицинской помощи. В-четвертых, с усилением конкуренции межцу поставщиками услуг, организации здравоохранения сейчас относятся к показателям качества как к факторам маркетинга, то есть, как к средствам предоставления преимущества в конкуренции и удержания части рынка в сфере влияния.

Традиционно качество медицинской помощи оценивалось по трем общим направлениям: структуре, процессу и исходам [10-12]. Структура включает характеристики средств оказания помощи, в том числе: материальных ресурсов (например, приспособлений и оборудования), персонала (например, его численности, профессиональной пригодности и квалификации), а также организационные характеристики (например, методы возвращения расходов, система оценки работы врачей другими врачами). Под процессом подразумеваются характеристики предоставляемой помощи, в том числе, ее обоснованность, адекватность объема, проявление компетенции в проведении методик лечения, согласованность действий и преемственность. Исход описывает результат оказанной помощи в отношении состояния здоровья пациента, включая изменения в его сознании и поведении, удовлетворенность больного врачебным и медсестринским обслуживанием, биологические изменения заболевания, осложнения лечения, заболеваемость и смертность. Преимущества и недостатки показателей качества в каждой из трех перечисленных областей сравниваются между собой в таблице 1.

Структура представляет особый интерес для аккредитующих организаций (например, для Объединенной Комиссии по Аккредитации Учреждений Здравоохранения - Joint Comission on Accreditation of Health Care Organizations). В результате информация по структуре более доступна и более унифицировано оценивается, чем данные о процессе и исходах. Однако структура может быть очень мало связана с процессом или исходами [13].

Многие клиницисты считают сам процесс оказания медицинской помощи наиболее прямым и ценным средством оценки качества: \качественно\ - значит правильные действия выполнены в нужное время. Существенное ограничение для оценки процесса, однако, состоит в том, что мало известно об оптимальном процессе медицинской помощи или о значении отклонений от принятых методик лечения. Только малый процент методик диагностики и лечения изучен в эпидемиологических исследованиях, и еще меньшее их число оценено в рандомизированных клинических исследованиях. Даже результаты хорошо проведенных исследований часто неопределенны, противоречивы или применимы у очень ограниченной части больных.

Исключая непосредственное наблюдение, которое почти всегда непрактично, золотой стандарт оценки процесса - это изучение историй болезни или сбор данных с помощью заполнения форм-опросников самими медицинскими работниками.

Таблица 1. Сравнение ценности показателей измерения медицинской помощи.

  Структура* Процесс** Исходы с поправкой на группы риска*** Компьютерные данные Записи в истории болезни Компьютерные данные Записи в истории болезни Ценность, по мнению клиницистов + ++ +++ + ++ Точность (и воспроизводимость) данных +++ ++ ++ + ++/+++ Выявляет широкий круг значительных ошибок в лечении - + ++ + +++ Низкая стоимость ++ ++ + ++ + Независимость от смешения случаев ++ + +++ + ++ Показывает специфическое корректирующее действие
  +++ +++ +++ + + Не зависит от профессионального суждения ++ +++ +/++ +++ +++ Пример использования Кем используется Аккредитующие организации Плательщики третьей стороны Больницы Плательщики третьей стороны Плательщики третьей стороны Зачем используется Минимальные стандарты Карты отчетности Внутренняя оценка качества Карты отчетности Карты отчетности

*Структура подразумевает характеристики используемых для медицинской помощи приспособлений, оборудования, персонала и администрации.
** Процесс включает характеристики оказываемой помощи
*** Исход описывает результаты помощи в отношении состояния здоровья больных.
* - не имеет ценности; + - низкая ценность; ++ - средняя ценность; +++ - высокая ценность.

Однако стоимость выделения детальной информации о процессе из историй болезни часто слишком высока. Кроме того, записи медицинских работников часто содержат ошибки, нередко являются непоследовательными или неполными. Некоторые ключевые аспекты ведения больного (например, мастерство врача в сборе анамнеза, в оценке данных лучевой диагностики, в выполнении той или иной процедуры) никогда не находят отражения в медицинской документации.

Дополнительное разнообразие вносит методика рецензии. В некоторых случаях методика рецензирования может быть \явно заданной\, то есть, быть направленной на поиск заранее определенного рода данных, собранных с применением заранее разработанного алгоритма для выявления возможных проблем с качеством [14]. Разработка критериев подробной рецензии стоит дорого, и обычно они применяются к узкому кругу случаев, но если они разработаны - то их использование дает точные, потенциально последовательные данные, процесс сбора которых относительно недорог, поскольку может быть выполнен людьми с меньшими клиническими познаниями и с меньшим заработком, чем у врачей [15,16]. В других ситуациях рецензирование может быть \не явно заданным\, при этом эксперты-рецензенты для суждения о качестве медицинской помощи пользуются неуточненными критериями, основанными на личных знаниях и опыте [14]. \Не явно заданное\ рецензирование, в отличие от \явно заданного\, требует малых затрат на разработку и может применяться у всех больных с разнообразным спектром заболеваний, но оно дает менее точные результаты, приводит к значительным различиям данных, полученных разными рецензентами, а также отличается дороговизной, так как его должны проводить более высокооплачиваемые специалисты со значительным клиническим опытом.

В сравнении с данными, полученными из медицинских записей, компьютеризированные административные данные - гораздо более дешевый, но это более ограниченный источник информации для оценки процесса. Очевидно, не следует поэтому удивляться, что наиболее надежно записанные аспекты лечения в административных базах данных относятся к требующим особого финансирования процедурам (например, некоторые службы скрининга и профилактики) и с все возрастающей частотой - к лекарственному обеспечению. Но так как из компьютеризированных данных невозможно установить, было ли лечение адекватным у данного больного, то показатели, полученные на основании таких данных, применимы только для групп больных (например, процент женщин в данном лечебном учреждении в возрасте старше 50 лет, которые прошли маммографию). Более того, оценка процесса с помощью административных данных представляет малую и не обязательно репрезентативную фракцию оказываемой медицинской помощи.

В противоположность оценке структуры и процесса, оценка исхода как показателя качества особенно привлекает к себе внимание, поскольку она отражает основную задачу медицинского обслуживания: помочь больному. Фактически, исходы включают в себя влияние структуры и процесса на качество, даже если ключевые аспекты этих двух последних областей еще не уточнены и не оценены. Кроме того, исходы в целом более легко понятны и представляют важность для пациентов и покупателей медицинских услуг, которые, не имея существенной подготовки в области медицины, часто с трудом понимают или оценивают большинство аспектов структуры и процесса.

Сравнение исходов может не отражать точно вариаций качества, так как характеристики больных (например, тяжесть патологии, сопутствующие заболевания, возраст и социально-экономический статус) сами по себе являются сильными определяющими факторами исхода, и различные поставщики услуг могут лечить больных с различными характеристиками. Для совершенствования сравнения исходов как показателей качества используются статистические методы, включающие поправки на вариации по факторам риска у больных в различных учреждениях. Прогнозируемые исходы в конкретном лечебном учреждении определяются на основании характеристик всех его больных, и учреждения сравниваются по соотношению фактических и прогнозируемых исходов (например: хуже, чем прогнозировалось; как и прогнозировалось; лучше, чем прогнозировалось). Примером таких методик может служить модель \Индикаторы исходов в больнице Кливленда для оценки медицинской помощи, описанная Hinchey и соавт. [1]. Несмотря на подобные статистические поправки на вариации в составе больных, может оставаться неясным, являются ли оставшиеся различия следствием разницы качества лечения или неадекватности поправок на факторы риска. Озабоченность адекватностью таких поправок в конце концов привела к аннулированию ежегодного доклада Администрации Финансирования Здравоохранения для общественности о больничной смертности и вызвала оживленные споры в Кливленде по докладам о показателях смертности. Поправка на риск с наименьшей вероятностью является адекватной, если она определена на основании данных, собранных для административных целей [17, 18]. Hinchey и соавт. сообщают, что даже когда информация получается из историй болезней, поправки на тяжесть заболевания осложняются ошибками за счет сокращения и кодирования информации, неадекватности отражения прогностических показателей в медицинской документации, а также за счет ошибок в постановке диагноза и недостатков самой модели [1]. Кроме того, разработка таких моделей, изучение обученными сотрудниками необходимого количества историй болезни, а также кодирование и оценка полученных данных - все это чрезвычайно дорого.

Хотя исследование Hinchey и соавт. представляет собой важную попытку оценить смертность с поправкой на факторы риска как индикатор качества лечения больных с инсультом, оно также проиллюстрировало некоторые проблемы сравнения исходов [1]. Поскольку эти авторы имели доступ к данным только одной из 31 больниц, участвующих в коалиции Кливленда по выбору качественного медицинского обслуживания, то невозможно судить, является ли такая модель ценной как индикатор качества в различных медицинских учреждениях. Кроме того, так как авторы не соотносят систематически показатели исходов после поправок с другими индикаторами качества (например, с переменными, характеризующими процесс, или с другими исходами), и так как модель с поправками на факторы риска изменялась с течением времени, не представляется возможным установить, каковы были причины динамики результатов применения модели в данном учреждении за определенное время: были ли это изменения в самой модели, изменения в медицинском обслуживании, динамика в составе больных или сочетание этих причин.

Ценность оценки качества с помощью исходов может быть ограничена несколькими другими факторами. Во-первых, для достоверных оценок необходимы большие выборки, особенно для таких нечастых исходов, как смерть. Если на одну больницу приходится только несколько сотен наблюдений, показатели этой больницы по смертности или по другим относительно редким событиям находятся под большим влиянием случайных факторов и варьируют в значительной степени год от года, даже если качество медицинского обслуживания не изменяется [19]. Во-вторых, оценка исходов все чаще основывается на медицинских информационных системах типа \черного ящика\, находящихся в ведении ограниченного числа лиц [20], примером такой системы может служить CHOICE, описанная Hinchey и соавт. Получая такие данные, больницы вынуждены принимать меры, основываясь на информации, степень надежности которой часто неизвестна, способ получения которой может являться тайной, и прогноз, сделанный на основе такой информации, больницы зачастую не могут подтвердить независимым образом. В-третьих, некоторые исходы могут быть нечувствительными к отклонениям от стандарта качества медицинского обслуживания. Например, смертность - плохой показатель качества лечения больных с судорожными припадками, так как очень малое количество таких больных умирает, и так как почти все их смерти могут быть объяснены, скорее, лежащим в основе припадков заболеванием, а не низким качеством медицинской помощи. Аналогично, хотя гораздо больший процент больных умирает в первые несколько месяцев после инсульта [21], немногие из этих смертей можно объяснить низким качеством лечения, как отмечал Hinchey и соавт. [1]. Хотя качество медицинского обслуживания способно влиять на исходы, можно, учитывая вышеизложенное, заключить, что смертность (даже после поправок) не является надежным показателем для суждения качестве. Большинство из других показателей (помимо смертности) не включены широко в компьютерные программы, и многие из них требуют субъективной оценки.

Если деятельность лечебного учреждения не отвечает стандартам структуры и процесса, то из этого, как правило, ясны конкретные действия по исправлению ситуации. Однако средства коррекции при плохих показателях исхода часто представляются неясными. Выработка планов для решения конкретных проблем плохих исходов возможна посредством дальнейших исследований по недостаткам структуры или процесса, приводящим к этим проблемам. Такие исследования следует проводить не только в рамках одного учреждения, но и на основе сотрудничества многих учреждений, так как редкие из них имеют достаточно больных и методических возможностей для выявления причин различий исходов среди поставщиков медицинских услуг и для уточнения влияния конкретных подходов управления на исходы.

Несмотря на ограничения данных об исходах, они используются в настоящее время для оценки качества работы больниц и, в конце концов, влияют на то, где покупаются медицинские услуги. Это влияние может быть практически прямым, когда данные об исходах печатаются в местных газетах, как было сделано в Кливленде с результатами применения модели CHOICE [1]. Несомненно, опубликованные \карты отчетности\ по качеству влияют на действия данного учреждения, но не обязательно в желаемом направлении. Нет данных о том, что такой подход приводит к улучшению процесса или исходов [22]. Какая же деятельность обычно меняется? Как отмечает Berwick [23], \когда за качество борются с помощью поиска плохих людей [или учреждений], то те, которых проверяют таким образом, пытаются обороняться\. Возможно, и не удивительно, что ответ учреждения обычно заключается в \затыкании рта\ автору обзора, в изменении результатов оценки, в отвлечении внимания [23]. Учреждение может, например, постараться не допустить использование методики оценки, указывая на ее недостатки или применяя политические рычаги. Если это не удается, то критикуемая сторона может предпринять поспешные действия по улучшению показателей своей деятельности за счет манипулирования данными [22,24]: отказывается лечить наиболее тяжелых больных, \выбрасывает\ больных, состояние которых становится нестабильным или предсмертным, переводя их в другие больницы неотложной помощи, в учреждения медсестринского ухода или хосписы, либо \завышает\ тяжесть заболевания и показатели сопутствующей патологии. Применение программы по выбору качественного медицинского обслуживания в Кливленде [1] вызвало волну переводов больных в предсмертном состоянии из многопрофильных больниц в высоко специализированные медицинские центры \для улучшения качества\, очевидно, при этом администрация больниц преследовала цель улучшить свою статистику смертности [25].

Что же следует предпринять? Наука оценки качества все еще делает первые шаги. Хотя она имеет большой потенциал, но для того, чтобы ее методики стали эффективными в улучшении здоровья отдельных людей и населения в целом, необходимы дальнейшие усилия на нескольких фронтах. Эти усилия должны быть направлены на разработку разумной концептуальной структуры таких методик, на разработку и проверку усовершенствованных способов оценки качества. Необходимо добиться интеграции усилий по оценке качества в работу, направленную на совершенствование медицинского обслуживания, - как в каждом отдельном учреждении, так и в более широком масштабе. Следует также следить за тем, какой вклад в здоровье населения вносят методики оценки качества: их польза должна оправдывать затраты.

Перманентная ссылка на статью:

Оценка качества медицинского обслуживания


Британская \чадоголичка\ или родильный агрегат?

Чадолюбие одной британки выходит за все современные рамки: только что родив 15-го ребенка, она уже планирует 16-го.

43-летняя Су Пови родила дочь Изабель через 23 года после того, как она подарила жизнь своему первенцу. \Я действительно обожаю новорожденных младенцев. Полагаю, что вы считаете это сродни алкогольной или наркотической зависимости\, - сказала она, находясь в больнице городка Свиндон, на западе Англии. \Я определенно хочу еще детей и думаю, что именно младенцы сохраняют мне молодость... Я все еще мечтаю родить близнецов. Мы могли бы с мужем попробовать снова, через некоторое время. Я не знаю, как я смогу жить, если больше не буду рожать\. Изабель - 15-ый ребенок, и девятая девочка Су и Йена Пови, которые женаты уже 25 лет. Пара теперь будет жить в доме с шестью спальнями в своем родном Свиндоне с 13-ю детьми, поскольку двое старших уже выпорхнули из родительского гнезда.

Перманентная ссылка на статью:

Британская чадоголичка или родильный агрегат?


После операции на желудке похудеть становится проще

Последние исследования, проведенные британскими специалистами, могут дать ответ на вопрос, почему людям, страдающим от избыточного веса, чрезвычайно сложно похудеть с помощью диеты, а для пациентов, переживших операцию на желудке, это не представляет никакого труда.

Дело в том, что за чувство голода отвечает открытый в 1999 году японскими учеными гормон грелин (ghrelin). Как считают эксперты, уровень этого гормона в крови периодически увеличивается, что и усиливает желание есть. Именно поэтому полным людям зачастую не удается придерживаться диеты – с течением времени уровень грелина повышается, а, вместе с ним, резко усиливается чувство голода. В тоже время, многие пациенты, перенесшие операцию на желудке и тонком кишечнике, худеют посредством диеты без особых проблем. Британские медики, обследовав несколько таких пациентов, установили, что после операции уровень грелина в крови резко снижается (на 70-75%) и в дальнейшем практически не повышается. Именно поэтому многие прооперированные люди не чувствуют голода и им удается легко сбросить лишний вес.


Пока что, правда, ученым не удалось установить, как именно оперативное вмешательство отражается на выработке грелина – но, по всей видимости, ответ на этот вопрос будет найден в ближайшее время. Предполагается также, что в дальнейшем исследования помогут в создании эффективных лекарственных препаратов для похудения.

Перманентная ссылка на статью:

После операции на желудке похудеть становится проще


Нервные клетки не восстанавливаются без сна?

Отсутствие сна может приводить к тому, что мозг прекращает вырабатывать новые клетки. К такому выводу пришли американские ученые в ходе эксперимента, проведенного на крысах.

Специалисты из Принстонского университета выяснили, что потеря сна влияет на работу гиппокампа, зоны головного мозга, участвующей в формировании воспоминаний, и влияние это вызывает гормон стресса.

В ходе эксперимента ученые сравнивали деятельность мозга животных, лишенных сна на протяжении 72 часов, с теми, которые спали нормально, и у первой группы был выявлен повышенный уровень кортикостерона, или гормона стресса.

Кроме того, в определенном регионе гиппокампа этих крыс появлялось существенно меньше новых клеток, чем у остальных животных. Когда же уровень кортикостерона у них стабилизировался, прекращалась и тенденция к снижению объемов производства новых клеток.

Таким образом, полагают исследователи, повышение уровня гормона стресса, вызываемое отсутствием сна, может объяснять снижение объема выработки новых клеток в мозге взрослой особи.

Нормальный сон возвращался к крысам через неделю, однако процесс выработки нервных клеток (он называется нейрогенез) восстанавливался лишь через две недели. При этом создавалось ощущение, что деятельность мозга в этом направлении оказывалась более активной, чем обычно: видимо, организм пытался компенсировать дефицит нервных клеток.

Ученые из Принстона, руководимые доктором Элизабет Гоулд, говорят: хотя роль производства нервных клеток у взрослых остается неизвестной, "подавление взрослого нейрогенеза может лежать в основе некоторых недостатков познавательных функций, связанных с долгой потерей сна".

Речь идет, например, о проблемах с концентрацией, которые испытывают люди, страдающие отсутствием сна.

Между тем эксперт в области сна доктор Нил Стэнли, работающий в университетской клинике английского города Норидж, считает, что результаты эксперимента американских коллег не стоит напрямую переносить на людей, поскольку люди не бодрствуют на протяжении трех суток подряд, если, конечно, не находятся в экстремальных обстоятельствах.

Тем не менее, добавляет доктор Стэнли, "Это интересные выводы. Было бы интересно узнать, оказывает ли подобный эффект частичная потеря сна, когда ты спишь каждую ночь немного меньше, чем необходимо твоему организму".

Перманентная ссылка на статью:

Нервные клетки не восстанавливаются без сна?


25 000 самураев гибнут за компьютером

Мы всегда догадывались, что: 8-часовой рабочий день — хитрая подстава мирового капитализма, но теперь у нас появились крепкие научные доводы.

Японские медики опросили 25 тысяч офисных работников, попросив определить, как зависит их самочувствие от времени, проведенного за монитором компьютера. Выяснилось, что «без последствий» среднестатистический офисный человек может провести перед дисплеем не больше пяти часов в день, дальше начинается «мониторное похмелье» — утомление, боль в глазах и суставах, отвращение к работе.

Перманентная ссылка на статью:

25 000 самураев гибнут за компьютером


Оральные контрацептивы и возраст наступления менархе влияют на риск возникновения астмы

Эндогенные и экзогенные половые гормоны предположительно связаны с развитием астмы и астмоподобных дыхательных расстройств у молодых женщин, сообщает группа исследователей в майском выпуске the Journal of Allergy and Clinical Immunology.

В рамках исследования было изучено 905 менструирующих женщин в возрасте от 13 до 28 лет.

Оказалось, что у женщин с появлением менархе до 12 лет, риск развития астмы после пубертатного периода был в 2,08 раз выше, чем у пациенток с началом менархе в возрасте старше 12 лет.

Использование оральных контрацептивов (ОК) также коррелировалось с увеличением вероятности в 1,75 раз появления у пациенток, не имеющих астму в анамнезе, свистящего дыхания.

Пока не ясно, каким образом изменение уровня половых гормонов увеличивает риск развития астмы. Возможно, это связано с неучтенными факторами образа жизни, или происходит вследствие уменьшения содержания физиологического уровня эстрогена и прогестерона в течение фаз каждого ежемесячного цикла.

Данные проведенных ранее больших исследований среди женщин в менопаузе свидетельствуют, что заместительная гормональная терапия также увеличивает риск развития астмы. Оральные контрацептивы с более высокими дозами эстрогена и прогестерона могут иметь выраженное влияние на астму или астмоподобные дыхательные расстройства.

Тем не менее, исследователи утверждают, что для комбинации лечения астмы и приема оральных контрацептивов нет никаких противопоказаний.

Перманентная ссылка на статью:

Оральные контрацептивы и возраст наступления менархе влияют на риск возникновения астмы


Первый в мире клонированный человек может появиться уже в этом году

Нелегальные опыты в этой сфере сейчас ведутся на территории Соединенных Штатов. Финансирует их миллионер, который хочет клонировать самого себя. А посредником между ним и учеными, которые уже принимают первые заказы, выступает бывший автогонщик Клод Раэл, по национальности француз.

Первоначально зарегистрированная на Багамах, а теперь запрещенная компания "Кло-нейд", продолжила опыты по клонированию человека нелегально на территории США. Во главе научных работ доктор Бриджид Бусселье.

За 200 тысяч долларов бездетным родителям обещают произвести ребенка-клона из клеток одного из супругов, за 50 тысяч - сохранить в специальном биологическом банке материал, взятый у клиента для его будущего воспроизводства.

Клод Раэл: "Хочу подчеркнуть, мы принимаем заказы, но не деньги. ФБР неоднократно проверяло наши банковские счета, им не к чему было придраться. Все чисто. Деньги будут переведены, только когда состоится первая успешная операция".

Все исследования в Америке проводились за счет инвестора - адвоката-миллионера Марка Ханта, который хотел воссоздать своего сына-первенца, умершего в десятимесячном возрасте.

Клод Раэл: "На Марка Ханта оказывают и громадное давление, чтобы он отказался от своей идеи. Но мы нашли нового инвестора. Я не скажу его имя и расположение новой лаборатории. Это где-то на нашей планете. Наш новый инвестор человек, который смертельно болен. Он хочет проклонировать самого себя".

Раэл утверждает, что первые люди-клоны могут появиться уже в этом году, а через 20 лет клонирование человека будет обычной операцией и человек станет бессмертным, если, конечно, захочет.

Перманентная ссылка на статью:

Первый в мире клонированный человек может появиться уже в этом году


Лейкоцитоз - признак неблагоприятного прогноза при инсульте?

Лейкоцитоз при поступлении - значимый фактор риска внутрибольничной летальности у пациентов с острым инсультом.

Д-р Radoslaw Kazmierski и его коллеги (Медицинский Университет Познани, Польша) обнаружили, что инсультные больные с лейкоцитозом умирают в стационаре в 8 раз чаще, чем лица с нормальным уровнем лейкоцитов. Исследователи проанализировали уровень лейкоцитов у 400 больных с острым инсультом, среднего возраста 67.5 лет. Все участники госпитализировались в первые 12 ч после появления симптомов и не имели признаков сопутствующего воспалительного заболевания. После поправки на возраст, пол, наличие диабета, гипертонии, ИБС, фибрилляции предсердий, инсульта в анамнезе, выяснилось, что у больных с максимальными значениями лейкоцитов (третья терциль) риск внутрибольничной летальности намного выше, чем у остальных пациентов: отношение шансов (ОШ) 8.26. С увеличением концентрации лейкоцитов на 1000 клеток, ОШ увеличивалось на 1.27. Лейкоцитоз при поступлении также достоверно коррелировал с клиническим состоянием больных и выраженностью неврологического дефицита.

"Таким образом, лейкоцитоз в первые 12 ч после развития ишемического инсульта может считаться важным предиктором внутрибольничной летальности", заключают польские ученые в новом номере Clinical Neurology and Neurosurgery.

Clin Neurol Neurosurg 2004;107:38-43.

Перманентная ссылка на статью:

Лейкоцитоз - признак неблагоприятного прогноза при инсульте?


Беременные! Будьте осторожны с аспирином

Американские ученые опросили одну тысячу беременных женщин, которые принимали нестероидные противовоспалительные средства (НПВС). Установлено, прием ацетилсалициловой кислоты на 80% повышает риск выкидышей.

Известно, что многие НПВС нарушают синтез веществ необходимых для имплантации эмбриона в матку. Следует отметить, что парацетамол не обладает этим опасным побочным действием.

Перманентная ссылка на статью:

Беременные! будьте осторожны с аспирином